Он был очень ярким человеком - и в шахматах, и в жизни

14 ноября 2017 года
Он был очень ярким человеком - и в шахматах, и в жизни

Почти год назад трагически оборвалась жизнь одного из самых талантливых и незаурядных шахматистов своего поколения Юрия Елисеева. Он становился чемпионом России и мира в своем возрасте, в составе юношеской сборной России выигрывал Олимпиады до 16 лет. В 2012 году гроссмейстер получил премию «Каисса» в номинации «Открытие года». В 2015 году победил на чемпионате Москвы среди мужчин, через год выиграл главный турнир фестиваля Moscow Open-2016.

В ближайшие дни в Москве в клубе имени Т.В. Петросяна пройдет турнир памяти Юрия Елисеева, инициатором которого выступил один из его друзей Даниил Дубов. Соревнование пройдет в два круга с контролем времени полтора часа на партию плюс 30 секунд на ход, начиная с первого. Игровые дни: 15-19 и 21-25 ноября. В первом круге сыграют гроссмейстеры Владислав Артемьев, Владимир Федосеев, Максим Матлаков, Даниил Дубов, Александр Предке и Михаил Антипов; состав второго круга будет объявлен дополнительно.

- Даже не помню, когда мы познакомились, но близко общаться стали с лета 2013 года, – вспоминает Даниил Дубов. – Перед Спартакиадой для юношеской сборной Москвы были организованы короткие сборы в Подольске - там в компании Василия Владимировича Гагарина я готовился к Кубку Мира. Мы с Юрой жили вместе, он занимался практически целыми днями, что меня тогда забавляло. В какой-то момент он указал на ошибку в линии, которую я считал своим главным на тот момент дебютом, мы стали «двигать» - и с тех пор работали и общались практически непрерывно.

Он был, наверное, самым разносторонне одаренным человеком из всех, кого я знаю: хорошо пел, писал стихи, очень хорошо знал и любил русский язык, обладал невероятной памятью - помню, как-то мы ехали в поезде, делать было нечего, и он прочел мне по памяти половину «Евгения Онегина». Вероятно, со временем смог бы прочесть и полностью.

Мы всегда помогали друг другу на турнирах, готовили друг друга; у него, конечно, был невероятный талант аналитика. Зачастую я находил ночью накануне партии любопытную идею, накидывал пару-тройку вариантов, посылал ему - и уже утром файл превращался в огромное дерево вариантов, в которых (я не раз проверял) не было ошибок. Это производило мощное впечатление: он не останавливался там, где многие оборвали бы анализ. Вообще, ему было свойственно стремление к совершенству: будь то стихи, партия в шахматы или музыка - всегда повторял, что можно сделать лучше. Это очень хорошо иллюстрируют его лучшие партии: мощная дебютная подача, точный расчет вариантов, очень жесткое добивание.

Все это не имело бы большого значения, не будь он хорошим человеком и преданным другом: все мы могли всегда на него рассчитывать. Ради друзей готов был на все, что угодно; не знаю ни одного случая, когда он отказал бы кому-то в помощи. У нас был забавный ритуал: всегда, когда он ночью анализировал что-то, что могло встретиться в моей партии, наутро я говорил «спасибо» - и он каждый раз придумывал новый ответ.

Как и многие очень одаренные люди, он мог быть абсолютно невыносимым в бытовом плане: ему всегда хотелось играть, говорить, думать - с этим, наверное, сталкивались все его друзья. Абсолютно не выносил бездействия - ни одна дорога, ожидание или ужин не обходились без интеллектуальных игр. Как-то мы гуляли на высшей лиге в Калининграде и играли в слова. В какой-то момент я засмотрелся на воду: «Дай пейзажем полюбоваться!», говорю. «Хорошо». Секунд через 10: «Ну все, полюбовался? Дальше играем?»

С какого-то момента его фанатичная любовь к шахматам передалась и мне - по крайней мере, частично. Мы могли заниматься и играть блиц сутки напролет, забывая абсолютно обо всем: еда, дела, звонки, близкие - с какого-то момента все это переставало иметь значение. 

Юра был очень ярким человеком - и в шахматах, и в жизни; надеюсь, что наш турнир получится достойным его Памяти.