Эльмира Мирзоева: Лед тронулся!

16 апреля 2017 года
Эльмира Мирзоева: Лед тронулся!

Новая чемпионка Москвы Эльмира Мирзоева – человек очень разносторонний. Помимо нескольких титулов и звания женского международного гроссмейстера, она более 12 лет работает на телевидении и радио, а также ведет активную организаторскую деятельность в шахматном клубе ТТЦ «Останкино». Мы не могли не задать Эльмире несколько вопросов.

– Эльмира, поздравляю с победой в чемпионате Москвы! Расскажи нашим читателям немного о себе.

– Эльдар, спасибо! Родители у меня из Азербайджана, но я, как и моя сестра и брат, родилась в Москве. Отец мой приехал учиться в Москву и остался здесь жить. Потом перевез сюда и мою маму. Баку я тоже очень люблю и часто там бываю.

Шахматами я занималась во Дворце пионеров Первомайского района у Александра Николаевича Новикова. Он был одним из тренеров Александра Грищука, Александры Костенюк, Александра Косырева. Во много он помог моему становлению как шахматистки. Руку к моему шахматному образованию также приложил Евгений Алексеевич Драгомарецкий.

– Каких успехов удалось добиться в юношеских соревнованиях?

– Я была чемпионкой Москвы до 14 лет, и до 16 лет. Потом, с 2004 по 2010 годы у меня был большой перерыв в шахматах, я не брала в руки фигуры в принципе. Затем стало удаваться совмещать работу с занятиями шахматами и выступлениями в турнирах.

– И у тебя неплохо получается! Знаю ты была бронзовым призером Кубка России. А в чемпионате Москвы это твоя первая победа?

– Чемпионкой Москвы среди женщин я стала впервые. И я очень рада, что мне покорился этот титул. Чемпионаты Москвы для меня всегда складывались непросто. В этом году дня за три до начала турнира я простудилась и начала его с насморком и без голоса. Голова тоже была тяжелая. Я конечно, лечилась и к третьей, четвертой партиям удалось оклематься и жизнь стала налаживаться (смеется).

– Когда ты почувствовала, что надо побеждать?

– После того, как одержала четыре победы подряд (после трех ничьих в первых тура – прим. ред.) вдруг поняла, что все в моих руках и все возможно. Поначалу мне хотелось просто отобраться на Высшую лигу чемпионата России. Кроме того, мне было очень интересно очень поиграть с молодым поколением шахматисток.

– Во время чемпионата многие обсуждали формулу его проведения. Что ты думаешь по на этот счет?

– Я с большим уважением отношусь к такому статусному турниру, как чемпионат Москвы. Но к большому сожалению, с каждым годом состав женского чемпионата становится слабее. Нужно подумать, как возродить былую славу и престиж этого турнира. Возможно стоит изменить формат турнира, сделать суперфинал по круговой системе, а швейцарку – отбором к нему. И провести его в каком-то красивом месте. В Москве ведь живет очень много сильных шахматисток. И многим из нас было бы интересно с ними сыграть, побороться.

– Проблема в том, что в Высшую лигу ведущие шахматисты, как мужчины, так и женщины, могут попасть по рейтингу, им нет необходимости отбираться в своих регионах, в том числе и в Москве.

– Но помнишь, был суперфинал перед одним из Moscow Open, когда играли все, даже Саша Костенюк.

– Тогда был очень высокий призовой фонд.

– Возможно, это и есть мотивация для наших профессионалов, шахматисток сборной страны. Думаю, так можно возродить престиж чемпионата Москвы. И помимо звезд в нем будут играть и набираться мастерства перспективные молодые шахматистки.

– Думаю, что руководство Шахматной федерации Москвы тебя услышит. Эльмира, скажи, а кто ты по образованию?

– Я закончила институт журналистики и литературного творчества по специальности «Телевидение». Поступала в МГУ, но не хватило баллов, а на пойти на платное отделение не было средств. Евгений Павлович Линовицкий тогда приглашал в РГУФК, но я хотела получить специальность, не связанную с шахматами, а журналистика мне всегда была интересна. Тем более, что мы всю жизнь жили рядом с телецентром «Останкино».

– Твой отец ведь тоже из телевизионной среды?

– Верно. В то время он уже работал в телецентре «Останкино». Так что у меня был живой пример перед глазами. Он всегда говорил, что журналистика – это интересно. В шахматы ты и так играешь, и лучше получить не шахматное образование и дополнительные возможности. Журналистика мне показалась интересной в тот момент. И остается таковой до сих пор (смеется).

– Ты помнишь свой первый рабочий день в качестве телерепортера?

– Прекрасно помню. Я поехала на съемку от телеканала 7ТВ (спортивный телеканал, вещавший в 2001-2009 гг. – прим. ред.) в шахматный клуб имени Петросяна. Это был далекий 2004 год. Я снимала детский турнир, который проходит в этом клубе в январе (Мемориал Т.В. Петросяна – прим. ред.), очень волновалась. Делала тогда интервью с семилетней Дашей Пустовойтовой. Отец поехал со мной в качестве моральной поддержки. Оператор, который был тогда со мной, теперь работает в ВГТРК и при встрече мы часто вспоминаем ту съемку.

– Эльмира, у тебя интересная работа, твои заработки не зависят от шахмат, почему ты продолжаешь выступать в турнирах?

– Мне до сих пор интересно играть в шахматы. Для меня это способ отвлечься от работы, переключить, что называется, голову. В этом со мной согласны и многие мои коллеги. Люблю смотреть партии, анализировать. Считаю, что шахматы очень дисциплинируют мышление и помогают в развитии личности.

Если бы у меня была такая возможность, я бы уделала шахматам больше внимания. Но в целом я довольна своим графиком. Мне удается и выступать в турнирах и при этом работать. Кстати, очень многие из коллег на работе меня поздравили, сказали, что не зря меня менялись в эти дни со мною сменами. Но теперь уже мне придется отрабатывать. На этой неделе у меня шесть рабочих дней. И я очень благодарна своим коллегам за то, что они идут мне на встречу и подменяют меня, чтобы я могла девять дней играть в турнире.

– Теперь вопрос к тебе, как к журналисту, насколько, на твой взгляд, успехи Сергея Карякина подняли интерес к шахматам в нашем обществе?

– Сергей Карякин, конечно, очень поднял интерес к шахматам в средствах массовой информации и в стране в целом. В матче против Магнуса Карлсена он создал огромный накал борьбы, был близок к победе и, по моему мнению, ему чуть не хватило в психологии. Карлсен его перехитрил, когда «засушил» 12 партию матча и раньше Карякина переключился на рапид. Сергей просто не успел перестроиться после классики.

Кстати, так много работы, как на матче Карякина с Карлсеном, у меня не было никогда! На «Матч-ТВ» мы делали сразу несколько проектов, очень серьезных, были ежедневные репортажи из Нью-Йорка. И я очень рада этому, что шахматы сейчас очень востребованы. У самого Карякина сейчас несколько спонсоров, узнаваемость и это все работает на имидж шахмат в целом.

– А как сейчас обстоят дела с шахматами на телевидении?

– Шахматы сейчас уже занимают важное место в информационном пространстве. Когда я находилась на матче в Нью-Йорке мне звонили коллеги, которые не то что бы шахматами, они и спортом никогда особо не интересовались, расспрашивали о матче. Мне кажется, что для популяризации, а также коммерциализации нашего вида спорта нужна своя программа на телевидении. И работа над этим сейчас ведется. В целом могу сказать, что лед тронулся, важно, чтобы он не растаял.

– Уже много лет в телецентре «Останкино» работает шахматный клуб. Расскажи, пожалуйста, о нем.

– Прекрасно, что в телецентре «Останкино» у нас есть шахматный клуб и большое спасибо руководству, которое нас поддерживает. Мы делаем все, чтобы это направление развивать. В этом году у телецентра «Останкино юбилей – 50 лет. Будут, я надеюсь, будут интересные мероприятия по этому поводу, в том числе шахматные. Пока не могу ничего рассказывать, придет время все всё узнают.

– В заключении, пожалуйста, пару слов о своих ближайших планах.

– Ближайшие планы у меня напрямую не связаны с шахматами. Очень надеюсь, что мне удастся выкроить время и сыграть в июне в Высшей лиге чемпионата России.

 

Расспрашивал Эльдар Мухаметов