Ян Непомнящий: После Олимпиады не брал шахматы в руки

7 октября 2016 года
Ян Непомнящий: После Олимпиады не брал шахматы в руки

Корреспондент сайта РШФ Этери Кублашвили сразу после церемонии закрытия 10-го Мемориала Михаила Таля, состоявшейся накануне в столичном Музее русского импрессионизма, побеседовала с победителем турнира – московским гроссмейстером Яном Непомнящим.

– Некоторые из участников Мемориала Таля еще играли на Олимпиаде в Баку, я в их числе, поэтому могу сказать, что было довольно сложно. Олимпиада – очень трудный турнир, где у меня были невероятные «приключения»: я выиграл очень много партий подряд, потом проиграл важную "контровую", в конце сделал две ничьи и в целом очень сильно устал, – рассказал Непомнящий. – После Олимпиады я приехал домой и даже не брал шахматы в руки, понимая, что подготовиться хорошо я не успею, а готовиться абы как к этому турниру мне не хотелось. Поэтому я принял решение играть тем же багажом и просто отдохнуть перед Мемориалом Таля. Видимо, это была правильная тактика.

– Какая партия особенно удалась? С Владимиром Крамником?

– С Владимиром Крамником я немножко спутал в дебюте, но в итоге по характеру борьбы партия получилась очень хорошей. Партией с Шахрияром Мамедьяровым я также доволен. Женя Томашевский рано ошибся, и большой борьбы ему завязать не удалось. Со спортивной точки зрения, партия с Борисом Гельфандом в последнем туре – «эта книжка небольшая томов премногих тяжелей», хотя играл я, наверное, ужасно, но эта ничья была очень важна.

– Не могу обойти тему, которая скоро станет совсем уже актуальной: матч Карлсен – Карякин. Знаю, что многие гроссмейстеры не любят давать такие прогнозы, но какие у тебя предположения касательно исхода матча?

– Мне кажется, что грядущий матч гораздо более неясный, чем предыдущий. С чисто шахматной точки зрения, может быть, матч был бы интереснее, будь претендентом Крамник, Аронян, Грищук, особенно в хорошей форме. Но с другой стороны, спортивная составляющая сейчас очень велика в шахматах, и это как раз дает Сергею отличные шансы. Он способен вытаскивать тяжелые позиции «на зубах», что и показал турнир претендентов.

– Да и Кубок мира.

- Да, в основном, финал. И это как раз очень сильная сторона нашего претендента. Понятно, что мы болеем за наших, но если отрешиться от этого, то мне видится, что шансы Карлсена, с одной стороны, предпочтительнее. Но с другой стороны, на то он и чемпион, первый рейтинг мира практически во всех номинациях, чтобы его шансы были предпочтительнее.

– Нельзя обойти грустную тему новости о смерти Марка Дворецкого, которая поразила всех в день первого тура Мемориала… Вы с ним работали, сотрудничали, что можешь рассказать о тренере?

- Не могу сказать, что имею честь считаться его учеником. Все-таки я с ним занимался меньше, чем хотелось бы. Но работа с Марком Израилевичем всегда была для меня полезна, ее действительно трудно переоценить, но она была хороша в небольших дозах - два-три дня, а на большие сборы меня почему-то не хватало, возможно, из-за слишком жесткого ритма работы. Ведь Марк Израилевич всегда пытался очень много дать. Но в целом я всегда был с ним очень дружен, периодически бывал у него в гостях. Я обращался к нему, когда возникали какие-то шахматные проблемы, приезжал или звонил по «Скайпу», а он всегда выслушивал и давал рекомендацию.

То есть иногда я к нему приезжал, по нескольку дней мы смотрели эндшпили, тематические позиции, но систематической работы не было. Можно сказать, что это был некий «допинг». Например, перед моим прошлым Мемориалом Таля в 2011 году я с ним занимался несколько дней и сыграл тогда намного лучше, чем мог бы, не проиграл ни одной партии и даже одну выиграл.

Если мне память не изменяет, в последний раз я видел Марка Израилевича на матче Россия – Китай, и там мы пообщались некоторое время.

 

Все новости «Главное»