Я крепко связал свою жизнь с шахматами

Международному гроссмейстеру, Заслуженному тренеру России, старшему тренеру сборной команды Москвы на прошлой неделе исполнилось 50 лет. Обозреватель сайта ШФМ Эльдар Мухаметов задал юбиляру несколько вопросов. Оказалось, что по жизненному пути Александра Борисовича можно вполне отчетливо увидеть картину шахматной жизни Москвы за последние десятилетия.

– Александр, расскажите, пожалуйста, о своих первых шагах в шахматах.
– Папа научил меня играть в шахматы рано, когда мне было 5 лет. Он сам играл в силу кандидата в мастера, очень любил шахматы и дал мне хорошую начальную базу. Затем меня привели  в шахматную секцию клуба «Спартак», который находился тогда в переулке Сивцев вражек. Я попал в группу тренера  А.А. Письменного. В 7 лет начал играть в турнирах.
В четвертом классе я прошел конкурс и поступил  в спортинтернат №9. Теперь он называется Училище Олимпийского резерва №1.Там тогда открылось шахматное отделение. Мою группу вел опытный тренер А.И. Хасин. В спортинтернате тогда занимались Леня Юртаев, Тамара Миногина. Чуть позже туда пришли учиться Юра Дохоян, Женя Бареев, Леша Кузьмин.
В то время в одной из газет даже вышла заметка, в которой говорилось, что Саша Злочевский  стал самым молодым перворазрядником Москвы.
После окончания 10-го класса спортинтерната я поступил в институт физкультуры. Это было в 1980 году, когда в Москве проходили Олимпийские игры. Я хорошо это запомнил, так как темой моего сочинения на вступительном экзамене была как раз Олимпиада-80, и я получил за это сочинение «отлично»!
Институт физкультуры (ГЦОЛИФК) в то время имел блестящий состав преподавателей. Заведующим кафедрой шахмат  был Н.В. Крогиус, гроссмейстер, доктор психологических наук. Позже на этом посту его сменил прекрасный педагог Б.А. Злотник, который сейчас живет в Испании. Моим куратором был С.Л. Кишнев. Лекции  к нам в институт приходили читать знаменитые тренеры Ю.С. Разуваев, М.И. Дворецкий и другие. Работала Высшая школа тренеров, в которой учились сильные шахматные преподаватели. Много высококвалифицированных шахматистов было и среди студентов. Cо мной вместе в институт поступали Андрей Соколов, Валерий Яндемиров, Алоизас Квейнис…
Окончив институт, я вернулся в родные пенаты спортинтерната, но уже в качестве тренера. Приняли меня очень душевно. Дали группу юных шахматистов  и так я начал делать свои первые тренерские шаги.
Помню, на командном турнире в Евпатории я встретил одну девочку, сразу понял, что из нее должна получиться очень талантливая шахматистка и предложил ей переехать в Москву и поступить в интернат. Этой девочкой была Алиса Галлямова. Вскоре она переехала из Казани в Москву, в наш интернат.
Однажды ей было очень важно поехать на чемпионат мира среди девушек, который проводился в Австрии. Времени же для оформления документов на поездку совсем не было. А я помимо своей тренерской работы, занимал должность секретаря комитета комсомола интерната. И мне удалось помочь Алисе быстро оформить все документы на выезд, что в те годы было очень сложно. В Австрии она стала чемпионкой мира среди девушек. Вместе со мной тогда в комитете комсомола спортинтерната работал Ю.Д. Нагорных, который теперь занимает должность заместителя министра спорта России.

– Вернемся к Вашим юношеским годам. Можете рассказать о своих юношеских успехах?
– Я дважды становился серебряным призером первенства Москвы. В то время юношеские первенства  собирали очень сильный состав. В одном и тех турниров, где я стал вторым, первое место занял Андрей Соколов, который потом выиграл чемпионат СССР среди юношей, а вскоре ворвался в мировую элиту. Попадание в тройку в первенстве Москвы давало право выступить в юношеском первенстве СССР. В нем я играл дважды – в Душанбе и Кутаиси. Эти турниры также были чрезвычайно сильными. Из них выросло множество известных гроссмейстеров. Там я набирал где-то по +1. Выступал за сборную Москвы на всевозможных командных юношеских соревнованиях.

– А где Вы работали после спортинтерната?
– Позже при ГЦОЛИФКе открылась Школа высшего спортивного мастерства, и я перешел  работать в нее тренером. Преподавателями там работали Владислав Федоров и Сергей Грабузов. В то время я уже был мастером спорта СССР. Учащимися в этой школе были уже высококвалифицированные игроки, такие как Сергей Смагин, Юрий Дохоян, Евгений Бареев, Игорь Глек, Николай Андрианов. В этой школе были собраны  ведущие молодые московские шахматисты.

–  А потом начались «новые времена»…
– В конце восьмидесятых открылись границы и появились новые возможности. Но первая моя поездка за рубеж была уникальной. Будучи студентом 1 курса я попал в Федеративную республику Германия вместе с командной института физкультуры. Это мероприятие проводилось в рамках визита в ФРГ Л.И. Брежнева. Мы побывали в пяти городах Западной Германии, где сыграли с местными командами. Для меня это был просто шок, когда я увидел, как они живут, какие у них магазины... Жили мы в семьях, принимали нас очень хорошо, было много подарков. Помню, привез оттуда джинсы, магнитофон «Филипс», жевательную резинку и т.п. В этой поездке мне пригодился также немецкий язык, который я неплохо знал  и помогал членам нашей делегации в переводах.

– Как в те годы развивалась ваша шахматная карьера?
– Нормы международного мастера я выполнял на турнирах в Праге, Варшаве и Берлине. Работа в ШВСМ не позволяла много ездить. А зарубежные турниры в то время были очень заманчивыми.
Тогда же начались мои поездки в Италию. Причем в первый раз я поехал туда один. Сам нашел какой-то турнир. Довольно спонтанно. Взял с собой итальянско-русский словарик и немного денег. Зарплаты тогда у нас в то время были по 20 долларов в месяц, а там чашка кофе стоила 1 доллар. Приходилось на всем экономить. Сыграл в турнире я неплохо, выиграл хороший по тем-временам приз.
Но из-за частых поездок из ШВСМ мне пришлось уйти. Устроился в редакцию журнала «Шахматы в СССР» на должность внештатного корреспондента со свободным графиком.  Делал шахматные обзоры.  Главным редактором журнала тогда был Юрий Львович Авербах.
Начиная с 1987 года, я много играл, как в Москве, так и за рубежом. Начал выступать за клуб в Германии, в городе Мемминген под Мюнхеном. Игры проходили по выходным Помню, таможенники удивлялись, когда видели, что я еду в Германию на пару дней, с маленькой сумочкой, практически без вещей. Но чаще всего я играл в Италии. Довольно быстро выучил итальянский язык.
В 30 лет стал я гроссмейстером. Через три года женился и вскоре у меня родился сын.
Но в 1998 году в России грянул кризис.  Спорт почти перестал получать финансирование. И в этот момент меня пригласили работать в Италию. К тому времени у  меня уже было там много друзей. И я принял решение уехать вместе с семьей в Италию. Проработал я там около четырех лет.
Со временем стал скучать по Родине и в 2001 году я вернулся в Москву после того как Сергей Смагин предложил мне работу во вновь возрождающейся после кризиса Школе высшего спортивного мастерства. С начала 2002 года я начал в ней работать и продолжаю это делать до сих пор, с большим удовольствием.

– Можете вспомнить самые запоминающиеся моменты из вашей жизни?
– Запомнилась Спартакиада школьников в Ташкенте в 1978 году. Я играл на третьей доске сборной Москвы. Наша команда встретилась со сборной Азербайджана, на первой доске которой сидел Г.К. Каспаров. Я чуть-чуть с ним не встретился…
Помню турнир в Лихтенштейне, по-моему это был 1990 год, где я занял второе место. На церемонию закрытия приехал А.Е.Карпов. Я там впервые с ним познакомился.
Запоминающимся был полет в Америку на турнир Филадельфия опен в 1991 году.
Я там очень неплохо играл, до конца претендуя на самое высокое место, но последний тур перечеркнул все надежды. Излишнее волнение и бессонная ночь перед последней решающей партией, от которой зависела судьба очень большого по тем временам  приза, не дали закончить американский вояж на высокой ноте.
Еще одним запоминающимся событием стал международный турнир-марафон по быстрым шахматам во Франции, в маленьком городке под Страсбургом. Играли мы 24 часа. Получилось так, что играть пришлось после тяжелой дороги, в которой я почти не спал. Помню, что в один момент я прилег вздремнуть и попросил кого-то из шахматистов меня разбудить. Проснулся через 40 минут, а игра уже вовсю идет. Никто меня не разбудил. К счастью, с опозданием, но я все же успел на партию следующего тура, выиграл ее, а после этого открылось второе дыхание. В итоге мне удалось победить в турнире, опередив многих  гроссмейстеров.
Самой неприятной историей из моей жизни  была травма позвоночника накануне военных сборов в институте.
И наверное, самым запоминающимся был случай из моей студенческой жизни после этого. Нас забрали на военные сборы под Тулу в воздушно-десантную часть. Жили мы в палатках, и под утро был страшный холод. Днем – тяжелые нагрузки. И тут вдруг – студенческие игры в Таллине. Сборная Москвы должна была в них играть. Московской командой тогда руководил Борис Постовский и он подготовил письмо с просьбой отпустить меня на этот турнир. Оно долго ходило по военным инстанциям, но в итоге я все же оказался в олимпийском центре в Таллинне, вместо холодной палатки военных сборов. Этот контраст запомнился на всю жизнь.

– У вас много наград?
Дома у меня много кубков. Большинство из них я привез из Италии. Там я часто занимал первые места.

– Я знаю, что вы заядлый автолюбитель. Когда у вас появилась первая машина?
– Семья у нас была небогатая. Папа-инженер строитель, а мама-педагог музыкальной школы. Зарплаты у них были невысоки. А у меня всегда была мечта купить машину.C большим трудом мы наскребли  мне на первое «авто». Это был подержанный запорожец веселенького салатового цвета. Но я был очень горд, что сижу за рулем. Следующими моими машинами были Жигули пятой, затем шестой, потом седьмой моделей. Первой моей иномаркой стала Audi 80, ее я купил в Германии у своего немецкого друга, когда уже стал выезжать за рубеж. Потом была Honda Ассоrd, ее я пригнал из Флоренции. Затем Kia Sorento, на которой езжу уже 6 лет.

– Какое у Вас хобби помимо автомобилей?
– Я очень люблю музыку. Пишу песни на собственные стихи.

– Как вам работается в ЦСП «Измайлово»?
–У нас очень хороший  руководитель – Виталий Валентинович Троицкий. Он нам очень помогает во всех наших делах. Стараюсь обеспечить своих ребят всем, чем удается-спортивной формой, командированием на важнейшие турниры и т.д. Лучшие играют  в составе сборной Москвы на командных чемпионатах. У нас есть планы по развитию, в частности, привлечение в нашу школу новых молодых талантливых игроков.

– Какую роль в вашей жизни играют шахматы?
– Я связал крепко свою жизнь с шахматами. Много лет я был профессиональным шахматистом. Теперь уже занимаюсь тренерской и организаторской работой.

 

Шахматная федерация Москвы, Александр Злочевский,