Смотрю в будущее с оптимизмом

Вице-президент Шахматной федерации Москвы гроссмейстер Сергей Смагин, отвечающий за спорт высших достижений, в интервью сайту ШФМ подробно рассказал о выступлении столичных сборных ШСМ «Наше наследие» на командном чемпионате России и о перспективах этого турнира на ближайшие годы.

– Выступление московских команд, безусловно, можно считать успешным, – начал свой рассказ Сергей Борисович. – Вообще я считаю, что призовое место на соревнованиях – всегда успех. Тем более что на этом турнире изначально мы не были главными фаворитами. И для того, чтобы взять первое место, нам очень сильно должна была помочь Фортуна.

В мужском турнире «Малахит» сейчас на голову сильнее других команд, и по составу и по наличию ярких лидеров. Наша команда впервые в этом году вышла на полностью московский состав, и этот процесс прошел весьма удачно. По рейтингу мы были на четвертом месте. В этом плане выступление московской команды можно считать чрезвычайно удачным. Однако качеством игры наших ребят я не совсем удовлетворен, могли бы сыграть и лучше. Но еще раз подчеркну, что второе место – это безусловно успех. Особенно на фоне прошлогоднего бесславного выступления (тогда московская команда заняла 8-е место – прим. ред.). Если бы в нашей команде нашелся свой Грищук – могли бы побороться и за первое место.

Однако в отличие от «Малахита» у нашей команды есть большой потенциал для роста. Если в следующем году у нас получится запустить конкуренцию за место в составе, как это сегодня происходит в нашей женской сборной, то все у нас будет в порядке. У команды есть желание улучшать качество игры и бороться за самые высокие места, в том числе и на Кубке Европы.

Что касается женской команды, то уже который год нам немного не везет. Но надо отметить, что мы играли без двух наших ведущих шахматисток – Александра Костенюк и Ольга Гиря в эти дни выступали на этапе Гран-при в Ханты-Мансийске. Объективно без них выиграть турнир нам было не просто. Хотя шанс был. Но мы его не использовали. Тем не менее, команда выступила вполне достойно. Даже несмотря на то, что неудачно на первой доске сыграла Валентина Гунина. Она старалась, но, как и на Кубке Европы в Родосе, что-то у нее не получалось. Хороший результат дает конкуренция за место в составе. В этом году Дарья Чарочкина, которая благодаря своим высоким результатам объективно попала в команду, а Лоо выступила просто блестяще, досказав, что она вполне достойна выступать за сборную Москвы.

За женскую команду я совершенно спокоен. Еще раз подчеркну, что если подобную конкуренцию нам удастся создать и в мужской сборной, то обе наши команды на Кубке Европы будут претендовать за призовые места.

– Мужская команда на сегодняшний день укомплектована сильными гроссмейстерами. Достаточно упомянуть Яна Неппомнящего и Александра Морозевича. Но все же, почему мы не видим в ее составе других сильнейших московских шахматистов, таких, например, как Александр Грищук и Сергей Карякин?

– Ответ совсем простой. Это игроки не просто мирового уровня, а представители шахматной элиты. Те финансовые требования, которые они выставляют за свое участие, нам пока не по карману. В отличие от «Малахита», бюджет которого в несколько раз выше, чем у нашей команды. Но конечно, мы были бы не против заполучить этих гроссмейстеров в состав ШСМ «Наше наследие».

– Помимо участия в командном чемпионате России попадание в состав сборной Москвы дает какие-либо преимущества?

– Безусловно. Все игроки сборной находятся в зоне нашего повышенного внимания. Мы стараемся командировать их на важнейшие официальные соревнования. Они имеют преференции на участие в московских турнирах. К примеру, практические все игроки сборной играли в суперфинале чемпионата Москвы. Конечно, игроки это чувствуют и стремятся попасть в команду. Важно, что участникам сборной уделяется постоянное внимание. Необходимо, чтобы они росли и совершенствовались. Этого лучше добиваться в команде. Особенно это касается молодых игроков.

– Какова, на ваш взгляд, роль шахматных федераций в комплектовании и поддержании команд?

– Бесспорно роль шахматной федерации в этом ключевая. Формы существования команд во всех видах спорта разные. Большинство клубных команд создаются по частной инициативе. Хотя в реальной жизни помощь государства зачастую является решающей. У нас тоже государство в лице Москомспорта помогает команде. Но существуют ограничения, связанные с государственными нормативами. Поэтому в нашем случае без помощи федерации, и лично ее президента Владимира Палихаты нам не удалось бы создать конкурентоспособную команду. Здесь важно понимать, что если мы говорим о сборной Москвы, то мы просто обязаны ставить своей задачей борьбу за первые места. Мы не можем, скажем, отправить на чемпионат молодежный состав. От нас всегда будут требовать результата. Это налагает серьезные требования и к формированию состава. В вопросе привлечения в команду сильнейших шахматистов важную роль играет федерация, конкретно в нашем случае поддержка президента ШФМ Владимира Мироновича Палихаты, в том числе и финансовая, является решающей.

– Вы много лет являлись главным организатором клубного чемпионата России, который проводился в Дагомысе, под эгидой Российской шахматной лиги. Много лет идет разговор о том, чтобы воссоздать РШЛ и передать ей права на проведения командного чемпионата страны. Об этом вновь говорили и на собрании капитанов команд в Лоо. В каком состоянии сейчас этот вопрос, стоит ли ждать здесь каких-либо изменений?

– Тема очень сложная. С этим предложением мы выходил к руководству РШФ два года назад. Но прежнее руководство тогда практически проигнорировало мнение капитанов 20 клубных команд и не проявило никакого интереса к тем совершенно разумным и очевидным вещам, которые они предлагали. Сейчас, на мой взгляд, ситуация кардинально изменилась. Новое руководство Российской шахматной федерации рассматривает устройство шахматной жизни внутри страны как главный приоритет в своей работе. Это ключевой вопрос. Соответственно все предложения по улучшению качества проведения командных российских соревнований очень хорошо вписываются в новую политику РШФ.

На сегодняшний день пока что можно констатировать, что мы достигли дна в организации клубных соревнований. Такого никогда не было, что в женском турнире играло всего 4 команды, а в мужском – 13. Если по мужскому первенству я еще допускаю, что существуют какие-то объективные трудности, то в женском турнире – это просто полное невнимание к этому вопросу. К примеру, в Moscow Open играет большое число сильных шахматисток, со всей России, почти 200 человек. Странно, что, несмотря на серьезное внимание, которое уделяется женским шахматам, на выходе мы имеем всего четыре команды. Ясно, что этим вопросом давно никто не занимается, от него просто отмахнулись. Соответственно мы имеем такой ужасный результат.

Идеи, которые были высказаны на собрании капитанов в этом году, были проработаны еще два года назад. Это касается прежде всего условий проведения соревнований, сроков и места, и самое главное – с изменением подхода к самой организации. Здесь мы имеем ввиду не только командный чемпионат России, но и все российские командные соревнования. Это могут быть быстрые шахматы и блиц, детские турниры и соревнования ветеранов.

Очень непростой будет 2015 год. Потому что как раз должны появиться первые результаты этой работы. Уже сейчас можно сказать, что все хотят изменить сроки и место проведения чемпионата, чтобы это было не элитарное мероприятие, а более демократичное и массовое. Вряд ли мы будем просто дублировать прошлый опыт РШЛ. Хотя, если вспомнить пик ее развития 2007 год, то в Дагомысе собиралось 40 детских команд, около 30 мужских, 16 женских. Были игроки, организаторы, был интерес. Будем думать, как все это восстановить. Если мы найдем правильные ответы на те вопросы и пожелания, которые высказывает шахматная общественность, капитаны команд, то мы быстро наверстаем упущенное. Одним из ключевых вопросов является уровень поддержки, особенно на первом этапе, со стороны Российской шахматной федерации. Чувствую, что желание улучшить организацию командных чемпионатов у нового руководства РШФ есть, желание серьезное и люди на местах это почувствуют. У нас, слава Богу, шахматные центры никуда из России не исчезли. Сегодня я с большим оптимизмом смотрю в будущее и уверен, что эта задача российскому шахматному движению вполне по плечу.

– Сейчас уже можно говорить о каких-то первых шагах в этом направлении?

– На данный момент все наши предложения находятся на рассмотрении у руководства Российской шахматной федерации. В ближайшие два месяца по ним должны быть приняты решения, после чего должен начаться их реализации. Как только будут первые конкретные результаты, информация об это появится на сайте РШФ. Полагаю, что в июне будет понятно, кто будет заниматься командными соревнованиями.
В первую очередь необходимо наладить постоянные контакты с организаторами на местах. Когда появится структура, которая займется командными турнирами, у организаторов будет возможность в любой момент обратиться в нее и получить необходимую информацию. Поэтому организация, которая возьмет на себя эту работу, будет работать не от случая к случаю, а в постоянном режиме. И такая предварительная договоренность, подчеркиваю, предварительная, с Российской шахматной федерацией есть.

Все виды спорта уже давно прошли этот путь, а мы в силу скорее личных, чем объективных обстоятельств остановились в развитии. Но теперь мы имеем возможность очень быстро преодолеть ту пропасть, которая возникла, причем на новом технологическом уровне. Я думаю, в 2015-м году у нас будет чем удивить участников чемпионата.

 

Беседовал Эльдар Мухаметов